\\\\\\\"\\\\\\\"
Борисоглебская Епархия — официальный сайт

Историко-архивная комиссия

IMG_5564-300x180

Сергей Викторович Шуваев, директор Воскресной школы при Знаменском кафедральном соборе г. Борисоглебска.

Дата и год рождения: 31.10 1968

Образование: Борисоглебский государственный педагогический институт

Адрес отдела: 397160, г. Борисоглебск, Воронежской области. 40 лет Октября, 35,а 

тел.:8(47354)9-11-24

e-mail: blagohinie.bsk@mail.ru

Направления деятельности комиссии:

1.Сбор и систематизация исторических материалов о существующих ныне (восстановленных или восстанавливающихся) или существовавших ранее (утраченных) храмах и монастырях на территории нынешней епархии.

2. Сбор сведений о священнослужителях, их пастырском служении и духовном подвиге в годы гонений на Церковь.

3. Популяризация  и распространение материалов по духовной истории нашего края, прежде всего среди детей и молодёжи.

4. Сбор материалов и экспонатов для формирующегося епархиального музея.

Новомученики и исповедники Борисоглебской епархии

 

010381Священномученик Феодор Васильевич Богоявленский

Родился 6 июня 1894 года (по другим данным 1891 года) в селе Барки Шацкого уезда Рязанской губернии. Отец будущего священномученика Василия Афанасьевича был священником, мать Александры Алексеевны – домохозяйка, брат Александр Васильевич впоследствии стал священником, служил в храме села Ново-Кирсановское, братья Николай, Иван и Константин стопам отца не последовали. Получив хорошее образование в церковно-приходской школе, Феодор Васильевич поступил в Тамбовскую Духовную семинарию, которую в июне в 1917 года успешно окончил. С сентября 1917 года работал счетоводом в кредитном товариществе села Терновое Воронежской губернии. В октябре 1918 года поступил псаломщиком в храм села Чапрено Муромской волости (по другим данным Мурманской волости). Ввиду происхождения из духовного сословия Феодор Васильевич властями был лишен избирательных прав. Именно в это время будущий священномученик вступил в брак с Евгенией Алексеевной, которой было 18 лет от роду. В их семье было трое детей дочь Людмила Федоровна 1925 года рождения, сын Михаил Федорович 1928 года рождения, сын Алексей Федорович 1930 года рождения. В феврале 1920 года рукоположен во пресвитеры для храма села Дубовицкое Сухмановской волости. В 1922 году священник Феодор Богоявленский переехал в село Новая Кирсановка Вехне-Карачанского района Воронежской области, где служил в местном храме. В 1926 году по указу правящего архиерея, которым тогда был будущий священномученик Петр (Зверев) архиепископ Воронежский и Задонский, священник Феодор Богоявленский переведен в храм села Русаново Вехне-Карачанского района Воронежской области. В 1928 году иерей Феодор Богоявленский перешел под омофор епископа Уразовского Алексия (Буя). С 1929 года будущий исповедник Христовой веры служил в храме села Средний Карачан Вехне-Карачанского района Воронежской области, куда переехал вместе со своей семьей.

6 сентября 1930 года священник Феодор Богоявленский был арестован, по обвинению в антисоветской деятельности и агитации против коллективизации, и помещен в тюрьму города Борисоглебска. В ходе следствия виновным себя не признал. В 21 ноябре 1930 года Особым Совещанием при ОГПУ по Центрально-Черноземной области священник Феодор Васильевич Богоявленский приговорен к трем годам исправительно-трудовых лагерей. После освобождения из заключения, с конца 1933 года иерей Феодор Богоявленский служил в Михайло-Архангельском храме села Средний Карачан Центрально-Черноземной области.

14 сентября 1937 года священник Феодор Богоявленский вновь арестован, по обвинению в антисоветской агитации, и посажен в тюрьму города Борисоглебска. 25 сентября 1937 года Особым Совещанием при УНКВД по Воронежской области священник Феодор Васильевич Богоявленский приговорен к расстрелу. 10 октября 1937 года священник Феодор Богоявленский был расстрелян. Погребен священномученик Феодор Богоявленский в безвестной могиле в окрестностях Борисоглебска.
27 июля 1989 года Прокуратурой Воронежской области священник Феодор Васильевич Богоявленский реабилитирован – посмертно по уголовному делу от 1937 года; 30 сентября 1989 года – реабилитирован по уголовному делу 1930года.
Определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 17 июля 2002 года священник Феодор Васильевич Богоявленский причислен к сонму Новомучеников и Исповедников Российских.
Память священномученика Феодора Богоявленского пресвитера Средне  - Карачанского совершается в день его блаженной кончины 27 сентября (10 октября), а так же во дни соборных памятей: Новомученников и Исповедников Российских – в ближайшее воскресение к 25 января (7 февраля) и Воронежских святых – 4 (17) сентября.Примечание: В книге «Жития святых и жизнеописания подвижников благочестия Воронежско-Липецкой епархии. Прославленные святые (святители, преподобные и новомученики)». Книга первая. / под общей редакцией митр. Мефодия (Немцова) – Воронеж: Издательство Воронежско-Липецкой епархии, 2003. – С. 480. – случайно было опубликовано житие преподобномученика Феодора (Богоявленского), который не имел никакого отношения к Воронежской епархии, вместо жития священномученика Феодора Васильевича Богоявленского принявшего мученический венец на Воронежской земле.
Источник: Новомученики и исповедники Воронежского края. Часть I. // сост. К.Рева. — Воронеж: Редколлегия Студенческого совета ВПДС, 2010. — С.18-19

 

image20830887

                                                                       Священномученик Александр Архангельский

Родился 1 февраля 1874 года в селе Сошка Липецкого уезда в семье псаломщика Николая Архангельского. В 1896 году он окончил Тамбовскую Духовную семинарию и поступил в храм псаломщиком. Тогда же он познакомился с дочерью протоиерея Капитона Алексеева Екатериной, которая стала его женой. Семья у отца Капитона была большая и благочестивая; все сыновья впоследствии выбрали священническое служение.

В Тамбове Екатерина тяжело заболела, ее поместили в земскую больницу, и Александр Николаевич взял в качестве помощницы по дому глухую девочку-сироту. Однажды он вместе с девочкой отправился навестить жену. Проезжая по улице, они увидели, что несут Казанскую икону Божией Матери. Александр Николаевич велел кучеру остановиться и, подойдя к людям, которые несли икону, попросил, чтобы разрешили понести икону больной девочке. Они разрешили. После того как был отслужен молебен о здравии, Александр Николаевич с девочкой поехали дальше; когда они проезжали через мост, разразилась гроза. Девочка стала испуганно креститься, и Александр Николаевич с удивлением спросил ее: «Ты что, Марфуша, разве слышишь?» И она ответила, что хорошо слышит. Это было явное чудо и проявление милости Божией.

В 1904 году Александр Николаевич был рукоположен в сан диакона ко храму села Сторожевые Выселки, а через два года — в сан священника. Семья у него к этому времени была большая — семь человек детей. В деревне, относившейся к приходу священника, умерли муж и жена, крестьяне, и у них остались сиротами двое детей. Нимало не сомневаясь, отец Александр взял их к себе. Целыми днями батюшка пребывал в храме. На все большие праздники в храм съезжалось множество богомольцев из окрестных деревень, многие из них оставались ночевать у священника; тогда на пол стелили солому и всем всегда хватало места. Матушка Екатерина была ему хорошей помощницей, и хотя здоровья она была слабого, но всем старалась уделить внимание. Семья была дружной, дети беззаветно любили отца и мать, всегда их слушались.

Отец Александр был человеком аполитичным. Получив в 1917 году текст отречения от престола Императора Николая II, он прочел его народу в храме без каких бы то ни было объяснений. Пришли к власти большевики и потребовали от священника отдать свой дом под школу. Отец Александр безропотно согласился. Большевики потребовали отдать представителям культпросвещения книги и журналы — отдал и их; потребовали отдать домашнюю мебель — отдал и ее. Но школа просуществовала недолго, учителя и учащиеся стали часто болеть, и, связав это с тем, что занятия проходят в доме, отнятом у Церкви, учителя потребовали закрытия ее, и власти это исполнили.

В 1918 году священника попытались арестовать, с тем чтобы непременно убить его. Под праздник Покрова Божией Матери отец Александр поздно вернулся домой — промокший под дождем и уставший. Он прошел в кухню, чтобы согреться на печи, и вдруг услышал топот лошадиных копыт, который стих у его дома. Он понял, что это приехали за ним. Отец Александр вышел в сени и спросил: «Кто здесь? Сейчас открою». Потом прошел в столовую и сказал домашним: «Спаси вас всех Господь! Я ухожу, да избавит и меня Господь от их рук». И спустился через окно во двор.

Домашние открыли дверь и засветили светильник; он трепетал и угасал от ветра. Один из пришедших спросил: «Кто здесь живет?» Ему ответили: «Священник». Тогда трое приехавших прошли в дом, и один из них спросил: «Где он?» Екатерина Капитоновна и дочь Екатерина стали отвечать, что на требу или на мельницу уехал.

— А кто с нами говорил? — спросили они.

Екатерина Капитоновна ответила, что это был сын. Сын подтвердил это, и они поверили. Отец Александр тем временем пришел к одной из своих прихожанок и попросил: «Марфа Иоанновна, укрой меня, за мной гонятся бандиты». «Батюшка, — ответила она, — все знают, что ты к нам ходишь и я к тебе хожу. Лучше тебе уйти подальше». Он счел ее совет благоразумным и отправился в соседнюю деревню Мансуровку к одному из прихожан, и тот спрятал его в соломе.

Решимость арестовать священника была, однако, столь велика, что безбожники стали проводить повальные обыски в домах верующих и добрались до этого дома. Проводя обыск, они стали щупать солому штыками, но, по милости Божией, не задели священника. Рано утром отец Александр пешком ушел в город Усмань, а оттуда уехал в Воронеж, где получил назначение в село Липовка. Здесь он прослужил два с половиной года. После этого год служил в храме села Мечетка, а затем, до самого своего ареста, — в Успенском храме села Бутурлиновка Воронежской губернии. За время самоотверженного пастырского служения в Бутурлиновке отец Александр был возведен в сан протоиерея и назначен благочинным. В 1929 году усилились гонения на Русскую Православную Церковь. 8 апреля 1930 года уполномоченный секретного отдела ОГПУ вызвал отца Александра на допрос и спросил, как священник относится к советской власти. «Советскую рабоче-крестьянскую власть я признаю как народную и ей подчиняюсь беспрекословно», — ответил отец Александр. Следователь стал спрашивать о других людях, которые были уже арестованы по Воронежскому делу, и о церковной литературе. Отец Александр отвечал: «Дулова я не знаю и в первый раз слышу его фамилию, священника Бутузова видел у литургии в Сергиевском храме, но у него не был и с ним разговоров не вел. Брошюру «Что должен знать православный христианин» я не получал, но слышал, что она будто бы есть».

Вскоре отец Александр был арестован. Следователь стал спрашивать его о служении молебна о папе Римском и о брошюрах. Отец Александр отвечал: «Что касается предложенного вопроса о служении мною молебна за папу Римского и о чтении какой-то брошюры о Православии в присутствии священника Ивана Маркина и других лиц, имею долг по чисто иерейской совести заявить: никакого молебна за папу Римского я не служил и не мог служить, так как к нашей Православной Церкви он не имеет отношения… Также относительно чтения какой-то брошюры должен сказать: никакой брошюры у меня не было и не читалось. Слух этот совершенно нелепый и пущен, вероятно, чтобы повредить мне в глазах власти, перед которой я в своей совести чист».

Прошло еще две недели, и 3 мая следователь предъявил отцу Александру обвинение в принадлежности его к антисоветской организации. Священник потребовал, чтобы ему дали возможность собственноручно написать объяснение по этому поводу. Отец Александр написал: «Никаких монашек-проповедниц я не знал, и они у меня никогда не бывали в Бутурлиновке, имена их я услышал только здесь, в ОГПУ. Никаким ни женщинам, ни мужчинам не давал директив для какой бы то ни было проповеди, особенно абсурдной против власти, которую я сам прежде всего принципиально признаю как власть, данную от Бога. Не могу же я в одно верить, а другое говорить… Колхозное строительство в Бутурлиновке совершалось и прошло весьма успешно, безболезненно, и я никому не мог и не могу что-либо сказать против него… никто меня о том и не спрашивал в Бутурлиновке… Извещение о выступлении папы Римского стало известно после первой седмицы Великого поста, никакого молебна за папу я не служил и служить не мог, потому что это противно канонам Православной Церкви… Молебен был обычный, и никаких политических тем он не имел, и я лишь приветствовал с причастием Святых Тайн и близостью со Спасителем». 28 июля 1930 года Коллегия ОГПУ приговорила священника Александра Архангельского к расстрелу. Он был расстрелян в десять часов вечера 2 августа 1930 года в числе одиннадцати обвиняемых — священников, монахов и мирян — неподалеку от Воронежа.

 Священномученик Даниил Алферов

 Священномученик Даниил Васильевич Алферов, иерей Староникольский родился в 1870 году в семье крестьянина Василия Алферова в селе Тройня Бобровского уезда Воронежской губернии. После окончания духовной семинарии Даниил Васильевич женился и вскоре был рукоположен в сан священника. В 1912 году его перевели служить в село Старо-Никольское, которое находилось по соседству с селом Семидесятным, где служил священник Александр Вислянский. Как и всякий служитель Церкви отец Даниил был лишен избирательских прав, однако налоги должен был платить большие. До 1929 года священник еще справлялся с поборами. Весной же 1929 года, когда он должен был сдать государству 600 пудов зерна, он сдал только 200. За недопоставку остального зерна его отдали под суд, который присудил отнять у священника для погашения долга дом и скот. К осени того же года отец Даниил должен был сдать государству еще 500 пудов муки. Когда в конце двадцатых годов большевики приступили к широкомасштабному уничтожению единоличных хозяйств, крестьяне противились мероприятиям советской власти и выступали против изъятия хлебных запасов, создания колхозов, обложения непосильными налогами и займами, против массового закрытия церквей. После насильственного изъятия у крестьян запасов продовольствия начался голод. Видя тяжелое положение крестьян, священник Александр Вислянский вместе с причтом церкви создал денежный фонд для оказания помощи разоренным семьям. Один из свидетелей рассказывал следствию: «Ктитор нашей церкви Тимофей Бердников после службы очень часто выдавал деньги в виде помощи верующим, при даче денег обычно образовывалась очередь… Помощь оказывалась с ведома священников».В разгар беспощадных гонений на Церковь ОГПУ в феврале 1930 года арестовало священников Даниила Алферова и Александра Вислянского, а с ними еще 64 человека. Все они были заключены в тюрьму в Воронеже. Арестованные обвинялись в создании контрреволюционной организации, деятельность которой была, направлена на свержение существующего строя.Отец Даниил был допрошен 5 февраля. Следствие обвинило его в активном участии в деятельности Союза русского народа, в приверженности монархизму и в связи с белой армией. На вопросы следователя священник кратко отвечал:- Связей каких-либо, кроме своих служебных, я ни с кем не имею. Агитацией или разговорами против власти или колхозов я никогда нигде не занимался. Также и не слышал, занимается ли этим кто другой.На следующий день после ареста, 8 февраля, следователь допросил отца Александра.- За время моего служения, — показал священник, — ко мне неоднократно обращались из группы верующих… например, с такими вопросами: нужно ли отдавать излишки хлеба, скоро ли будет конец света, скоро ли кончится такая жизнь: обирают, гонение на Церковь и так далее. Я отвечал, что хлебозаготовки нужно выполнять, как кто сможет. На вопрос: скоро ли наступит конец света, я говорил, что от нас это закрыто и объяснял это в духе Евангелия. В том же духе я отвечал и на последний вопрос, то есть нужно любить врагов своих, за безбожника нужно молиться. Я как священник принадлежу к древне-апостольской Православной Церкви, за богослужением поминаю митрополита Петра Крутицкого и епископа Алексия… Ктитор мог из церковных средств оказывать помощь нуждающимся, но формального постановления церковного совета на этот счет я не видел. Случаи были, когда церковь оказывала помощь нуждающимся. Кто такие нуждающиеся: кулак ли экспроприированный или бедняк, -церковь не знает. Священник не признал себя и других виновными в проведении контрреволюционной деятельности.5 марта 1930 года тройка ОГПУ приговорила священников Даниила и Александра к расстрелу. Священник Даниил Алферов и священник Александр Вислянский были расстреляны в 23 часа 6 марта 1930 года за городом Воронежем и погребены в общей безвестной могиле. На месте расстрела, находящемся в 20 километрах от Воронежа и в 4 километрах от станции Сомово, в 1990-е годы был поставлен большой деревянный поклонный крест.Священномученики Александр Вислянский и Даниил Алферов причислены к сонму новомучеников и исповедников Российских в августе 2000 года на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви.

 Мученица Пелагия Жидко, мирянка

 Мученица Пелагия родилась в 1897 году в селе Кучеряевка Бобровского уезда Воронежской губернии в семье крестьянина Степана Степановича Жидко. Она выросла, и сердце ее уже не находило полного удовлетворения в мирской жизни, и она решила всецело посвятить свою жизнь служению Господу. В двадцатых годах были уже закрыты все монастыри в Воронежской области, и монахи разошлись по селам, многие из них служили в приходских храмах, и вокруг них стали собираться христианские общины. Люди давали монашеские обеты и принимали постриги, как в христианских общинах древности во время первых гонений; поселяясь в сельских домах по два-три единомысленных человека, они вели монашеский образ жизни. После того как были закрыты все ближайшие храмы, они стали приглашать священников домой для совершения богослужений.

Гонения на Русскую Православную Церковь не прекращались, карательные органы безбожного государства арестовывали все новых и новых людей, и к концу 1937 года уже не осталось вовсе в Бутурлиновском районе священников, но ищущие монашеской жизни по-прежнему собирались вместе для общей молитвы, выбирая себе в качестве руководителя старшего и в духовном отношении более грамотного и опытного человека. В 1937 году сотрудники Воронежского УНКВД приступили к уничтожению последних христианских общин. «Управлением НКВД по Воронежской области, — писали они, — вскрыта и ликвидирована контрреволюционная церковно-монархическая организация на территории пяти районов Воронежской области… по которой арестовано 127 человек». Среди других 27 ноября 1937 года была арестована и Пелагия. Следователь в тот же день допросил ее.

- Вы арестованы за проводимую вами контрреволюционную пропаганду. Признаете себя в этом виновной? — спросил он.

- Нет, — ответила Пелагия, — виновной себя в этом не признаю, так как никакой контрреволюционной деятельностью не занималась.

- Следствие располагает данными, что вы на своих сборищах, кроме пения церковных песен, ведете контрреволюционную пропаганду. Признаете вы это?

- Нет, я этого не признаю, так как никакой контрреволюционной пропагандой мы там не занимались.

- Вы продолжаете врать следствию. Настаиваю на даче правдивых и исчерпывающих показаний.

- Я уже вам говорила, что никакой контрреволюционной пропагандой я не занималась; я виновата только в том, что выказывала недовольство колхозной жизнью, говоря, что если бы не было колхозов, то жизнь была бы лучше. Больше я ничего не говорила.

- Вам зачитываются показания свидетелей… уличающие вас в том, что вы в сентябре 1937 года среди колхозников вели антиколхозную пропаганду, при этом возводили контрреволюционную клевету на руководителей партии и советского правительства. Признаете себя в этом виновной?

- Нет, в этом я себя виновной не признаю.

Были вызваны штатные свидетели; одна из свидетельниц показала, что Пелагия во время разговора заявила ей, что вы, мол, детей рожаете, трудитесь, мучаетесь, а мы мучаемся тем, что нас треплет советская власть, коммунисты.

Несмотря на отвержение вины обвиняемыми, следствие, опираясь на показания свидетелей, сочло доказанным, что обвиняемые «являются активными членами ликвидированной контрреволюционной церковно-монархической организации… которые проводили контрреволюционную деятельность, направленную на свержение советской власти вооруженным путем, путем организации террора над вождями ВКП(б) и советского правительства». 15 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила Пелагию к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере.

В это время она начала слепнуть и, когда 16 января 1942 года после многих тюрем прибыла в Карлаг в Казахстане, то была уже совершенно слепой. Внешний мир померк для нее, и перед ревностной христианкой открылся простор для очей внутренних. Пелагия Жидко скончалась 26 июня 1944 года на участке Карлага Джартас и была погребена в безвестной могиле на лагерном кладбище.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Борисоглебск православный, 2006-2016